19:42 

Фанфик "Плохой день для экспериментов"

Tinuviel-f
Источник светлого и позитивного идиотизма. Склероз на ножках. Вечный генератор идей.
Название: Плохой день для экспериментов
Автор: Tinuviel-f
Бета: Кицуне и Kyokka Suigetsu
Размер: миди, 5008 слов
Пейринг/Персонажи: Грегори Лестрейд / Шерлок Холмс
Категория: слэш
Жанр: драма, романс
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Грег догадывался, что от Шерлока можно ждать чего угодно, но тот всё равно его поразил
Публикация на других ресурсах: с разрешения автора
Примечания автора: написано на ЗФБ 2016 для команды WTF Holmes Brothers 2016


Что Шерлок Холмс послан ему какими-то богами как кара за грехи прошлой жизни, Грег понял быстро. Вот за какие грехи – вопрос, но, видно, он насолил кому-то по-крупному, потому что Шерлок, сделав жертвами своего таланта весь отдел, любимой женой (иначе не скажешь) назначил именно Грега. Мрачные шуточки в стиле, что после всего, что Шерлок натворил, он должен на нем жениться, быстро стали очень популярными. Видимо, потому что в этих словах имелась доля правды. Грег был не прочь уеб… в смысле, «жениться» на Шерлоке, и неоднократно. В его квартире, в такси, в примерочной кабинке, в общественном туалете и на всех местах преступлений, где он появлялся, чтобы ему жизнь мёдом не казалась. Потом отпустил бы ненадолго, дал отдышаться и снова «женился» бы ещё пару разков.

Поводом для повышенной кровожадности стала очередная выходка Шерлока, уже восьмая по счёту за неделю (а ведь сегодня только четверг). Прибыв, как обычно, на место убийства, он, не обращая абсолютно никакого внимания на полицейских, пролез под заградительной лентой и направился прямиком к трупу. Что-то его, видимо, всерьёз заинтересовало, потому что кривляния Андерсона с Донован он проигнорировал начисто (за такое чувство юмора Грег и сам бы поубивал своих подчинённых, но Шерлока это не извиняло) и, натянув перчатки, тут же приступил к осмотру тела. Видит Бог, в тот момент Грег боялся поверить своему счастью, что в кои-то веки они управятся быстро и без нарушения инструкций, но Шерлок не был бы «Психом», если бы всё не испортил.

– Суд сегодня или завтра, Грэм? – спросил он, подойдя.

Подчинённые Грега почти синхронно подавились ядовитыми комментариями, а он сам, растерявшись, потому что ждал первых выводов по трупу, машинально сказал правду.

– Завтра.

– Тогда ты проиграешь, – ничего не объясняя, заявил Шерлок и уехал, оставив их троих в полной прострации.

И оказался прав. Чёрт возьми, ну почему он не мог хотя бы раз ошибиться, разве Грег о многом просил? Всего лишь равные права в опеке над дочерью и чтобы гениальный Шерлок Холмс не травил бы ему душу своими выводами по этой ситуации. Но нет, суд встал на сторону его бывшей жены, Джессики, оставив Грегу возможность видеться с Алисой лишь дважды в месяц, на выходных.

Так что злой на весь мир и персонально на Шерлока Грег напивался в пабе на углу Соммерс-лейн и Девятой, заняв самый дальний и тёмный столик. Надетый по такому случаю парадный галстук (удавка, подарок Джессики, чтоб её!), скомканный, валялся на столешнице рядом с кружкой пива, которую Грег гипнотизировал взглядом уже минут десять. Замкнутый круг получался: пить – противно, вспоминать полчаса позора – тем более, а чтобы их забыть, надо было набраться до полной отключки. Грег думал, что после вызовов на ковёр к суперинтенданту и пропесочивания по полной программе ничего хуже уже быть не может, но вместо сегодняшнего заседания он бы с куда большей охотой рванул к суперу на очередную взбучку из-за ещё нераскрытых дел.

– Ну надо же, Лестрейд, – протянул с нотками удивления тот голос, который меньше всего хотелось слышать, – мало того, что ты не в силах произвести впечатление на суд, так ты ещё и напиться не в состоянии.

– Изыди, – буркнул Грег, испытывая страшное желание «случайно» опрокинуть кружку прямо на Шерлока. С внушительными пивными пятнами на идеальном пальто и брюках тот гораздо больше бы подходил к ситуации и, может, Грег бы злился на него чуточку меньше. А вообще, чёрта с два бы он злился меньше. – Ради Бога, Шерлок, во всём Лондоне тысячи пабов, а в них, наверное, миллион столиков, но ты пришёл именно сюда. Только не говори, что это тебя порывом дружеской заботы принесло.

Скривившись, Шерлок покосился на кружку, втянул носом воздух и выдал:

– Редкостное пойло.

– Ну да, конечно, ведь не ты же его выбирал, – возразил он на автомате, просто потому что соглашаться не хотелось, пусть пиво и вправду было отвратного качества. – Э, нет, Шерлок, даже не вздумай, я не хочу видеть тебя здесь.

Но его демонстративно проигнорировали: Шерлок сел на стул напротив, положив локти на стол и соединив кончики пальцев.

– Не знаю, как мне ясней сказать, что я хочу побыть наедине со своим пивом. К тому же, ты ведь вроде бы занят? Или вчерашнее дело уже перестало представлять для тебя интерес, и нужна новая доза?

Шерлок прищурил свои наглые глаза (а смотрел он с уверенностью человека, который точно знает, что у собеседника не хватит духа его прогнать) и словно невзначай поинтересовался:

– Хочешь знать, почему суд не принял твои аргументы?

Несколько секунд Грег просто моргал, не понимая, шутка ли это либо же Шерлок говорит серьёзно, но на сарказм его слова не походили, на идиотский розыгрыш – тоже, он до такого уровня ещё не опустился. Вот так новость: Шерлок, похоже, проехал полгорода лишь затем, чтобы поделиться с Грегом цепочкой своих умозаключений. Как же это… Разочаровывает. Грег-то в первый момент даже подумал, что…

При прочих равных Шерлок вполне хорош собой. Не имей он такого скверного характера, Грег, может, и попробовал бы завести с ним отношения, вряд ли серьёзные, с их-то работой, хотя кто знает? Однако привычки Шерлока и его поведение ставили на всех надеждах жирный крест. Грегу даже стало жаль его. Вот ведь жизнь у человека: другие влюбляются, женятся, заводят детей, изменяют, страдают от измен, а всё, что заставляет Шерлока переживать, так это отсутствие новой мозговыносящей загадки и невозможность продемонстрировать достижения своей дедукции.

– Нет! – рявкнув, наверное, на весь паб, он хлопнул по столу ладонью. – Знаешь, что? Не хочу. Ни сейчас, ни когда-нибудь ещё. Всё, что для меня имеет значение, так это то, что суд я проиграл и теперь могу видеться с дочерью только два раза в месяц. Мало того, что я, взрослый, нормальный мужик, провожу всё своё время на службе, потому что больше не с кем, так ещё моя бывшая жена отнимает у меня единственного ребёнка. Хотя кому я это рассказываю, можно подумать, ты поймёшь.

Выругавшись, Грег наконец потянулся за пивом и сделал большой глоток. Как же он выдохся, реально выдохся за эти дни. Столько волнений, сомнений, стремления доказать, что даже с его работой можно быть хорошим отцом, и всё зря. После столь оглушительного провала совсем не стыдно спрятаться где-нибудь и хорошенько надраться, но Грегу даже тут не повезло.

Тот на удивление внимательно выслушал его гневную тираду – настолько внимательно, что Грег не просто это заметил, а даже забеспокоился. Обычно, если он долго говорил, Шерлок раздражался и, в конце концов, перебивал его своими умозаключениями, потому что инспектор Лестрейд по умолчанию не мог сказать ничего умного. Однако вот и наступил тот день, когда Шерлок ему и слова поперёк не сказал.

Может, во время погони за очередным преступником его сбила машина, и он крепко приложился головой? Эта мысль обожгла Грега тревогой ещё больше, но нет, внешне Шерлок выглядел абсолютно нормальным, с ним всё было в порядке.

Сообразив, что на него, кажется, смотрели ещё и с сочувствием, Грег испытал страшное желание укусить себя за руку до крови, чтобы проверить, а не снится ли ему это.

– Ты давно уже не носишь обручальное кольцо, но чтобы выглядеть достойно перед судьёй, ты надел его заранее, ещё вчера. С непривычки палец опух, начал болеть, и ты неосознанно вертишь кольцо, словно пытаясь его снять. В зале суда, не справляясь с волнением, ты должен был делать это чаще, чем обычно, – слава Богу, заговорил Шерлок уже нормально, излагая свои выводы в привычной безэмоциональной манере. Грег даже сначала вздохнул с облегчением и лишь потом, опомнившись, нахмурился от того, что Шерлок опять полез не в своё дело. – Далее твой костюм, лучший, как я полагаю, из всех, которые имеются в твоём гардеробе. Остался со свадьбы, – уточнил он, ещё раз окинув Грега взглядом. – Рукава коротковаты, не считаешь?

Скосив на них глаза, Грег одёрнул рукава. Ну да, короткие. Он понял это, когда переодеваться уже было поздно.

– Вчера я был в другой одежде.

– Костюм – это второстепенная улика. Судья была женщиной, – утвердительно протянул Шерлок, – уже далеко за сорок, без обручального кольца и даже без следа от него.

– Да, – Грег удивлённо заморгал. Он вроде бы привык к тому, что иногда Шерлок словно читал мысли, но каждый новый такой случай всё равно заставал его врасплох. – Откуда ты знаешь?

– Сегодня её смена, Лестрейд. Судья Каллиган ненавидит мужей, которые надевают обручальные кольца перед самым судебным заседанием. Обманутые женщины, – он покачал головой и неожиданно вновь потянулся за пивом Грега, – иногда обладают невероятной наблюдательностью. Если укомплектовать ими Скотланд-Ярд, я бы консультировал вас гораздо реже.

– Прекрасно, то есть по-твоему, Джессика выиграла суд, потому что судье-мужененавистнице…

– Разведена, без детей, её муж-юрист завёл интрижку с молоденькой практиканткой… Практикантку насмерть сбила машина, Каллиган была первой подозреваемой, – невозмутимо пояснил Шерлок в ответ на его ошарашенный взгляд. – Я консультировал Роджерсона по этому делу.

– Да какая разница, кто кого сбил! Судье-мужененавистнице не понравился мой внешний вид и то, что я кольцо не ношу, поэтому она присудила опеку моей бывшей жене, просто прекрасно! – ещё раз врезав по столу, так что полупустая пивная кружка подпрыгнула, Грег закрыл лицо руками и застонал. – А у тебя, как назло, тонна свободного времени, чтобы любезно рассказать мне об этом.

– Ещё твои волосы.

– Волосы?

Он машинально скользнул рукой по шевелюре. Постригся Грег несколько дней назад, когда отросшие волосы стали лезть в глаза, и, догадываясь, что попасть к парикмахеру в следующий раз удастся нескоро, он специально попросил стрижку покороче. Конечно, непривычно было видеть в зеркале такой «ёжик», но, с другой стороны, седина меньше бросалась в глаза, всё лучше.

– Волосы-то тут причём? Они тоже судье не угодили?

– Твоя новая стрижка не нравится мне.

Шерлок так выделил голосом это «мне», что Грег хмыкнул и рассмеялся. Чувство юмора у Психа, кто бы что ни говорил, имелось, только весьма своеобразное, большей частью – чёрное. Редко кто выдерживал два-три его проявления за час, Грег по себе знал, как это нелегко. Но сегодня Шерлок превзошёл самого себя: эти взгляды с сочувствием, вообще само его появление – Грег же никого не ждал и готов был прибить любого, кто сунулся бы с замечаниями. Сначала казалось, пережить поражение легче в одиночестве, максимум с выпивкой, но вдруг пришёл Шерлок, с ним нужно было разговаривать и, хотя обсуждали они по-прежнему этот проклятый суд, Грега понемногу начало отпускать. Больше не было того бешенства, с которым Грег остался после заседания, злости на Джессику, которая его обставила, и Шерлока, который это предсказал. В конце концов, его же не победили окончательно: Джессика-то добивалась полного запрета на его общение с дочерью, а так через какое-то время Грег сможет подать ответный иск и восстановить равные права… Поняв, что сильно углубился в мечты, Грег вновь сфокусировал взгляд на Шерлоке и наконец сообразил, что тот сказал.

– Что? Тебе не нравится моя стрижка? Да с каких пор тебя вообще заботит то, как я выгляжу? Ты ведь ничего не замечаешь вокруг, если это не относится к делу.

Последнее Грег произнёс уже не так уверенно, как мог бы пару дней назад: само присутствие Шерлока рядом – в день, когда никакого нового расследования и не предвиделось даже! – сбивало с мысли. Ну в самом деле, не пришёл же он поддержать Грега после суда.

– У тебя устаревшая информация, Лестрейд.

– Вряд ли. То, что ты стрижку увидел, ничего не означает. Шерлок, ты ведь даже не знаешь, как меня зовут.

– Разумеется, я знаю, как тебя зовут, – оскорбился тот и вздёрнул подбородок, – Грегори Оуэн Льюис Лестрейд.

У Грега отвисла челюсть.

– Я двадцать три раза брал твои удостоверения, тут бы даже Андерсон запомнил.

– Двадцать два вообще-то.

Спохватившись, Грег похлопал себя по карманам и выругался, когда Шерлок со скучающим выражением лица выложил его удостоверение на стол.

– Твою мать, Шерлок! Ты меня так в могилу сведёшь. Подумал бы, кто тогда будет поставлять тебе новые дела, спасая от скуки.

Он ожидал ответа вроде «В Скотланд-Ярде полно идиотов», вряд ли бы Шерлок, рассматривавший полицейских лишь как источник загадок для тренировки своих мозгов и как горстку людей с пониженным IQ, сказал что-то другое. В этом тоже крылась своя проблема. Шерлок был хорош внешне, хорош в своём деле, но отвратителен в отношении к людям, особенно к своему непосредственному окружению. Грег неожиданно ощутил новый укол разочарования, острее и больнее, чем прежде. Завтра (а, может, и этим вечером) всё вернётся на круги своя, и ему по-прежнему будет прилетать от Шерлока больше всех.

Но вопреки его догадкам Шерлок просто кивнул и сказал:

– Логично. Нужно найти другого донора удостоверений.

Грег растерялся, не зная как реагировать. Он ведь продумывал ответное издевательство, но произносить его теперь, после подобной уступки, было по-настоящему стыдно. С Шерлоком определённо было что-то не так, он вёл себя слишком по-человечески. Да, Грег в минуты недовольства не раз взывал к высшим силам с просьбой вправить Шерлоку мозги, видимо, это случилось слишком резко, потому что в данный момент Грег понятия не имел, чего ему ждать от Шерлока и как поступать с ним. Будь на его месте другой человек, Грег бы, не задумываясь, поблагодарил за сочувствие, за потраченное время и поддержку, но перед ним сидел Шерлок. Шерлок, который на подобное вроде бы вообще не способен.

– Завязывал бы ты вообще с этим, не дай Бог, нарвёшься, – он неловко кашлянул. Вроде бы получилось приемлемо. – Так почему тебе не нравится моя стрижка?

Шерлок прищурился.

– Слишком короткая. За что хвататься, когда ты будешь делать мне минет?

– Да ты… – Грега бросило в жар, и он буквально лишился дара речи, медленно охреневая от услышанного. Минет? Шерлоку? А может, спустить брюки и раком перед ним встать? – Да ты совсем поехал?!

Определённо, поехал. Шерлоку не занимать наглости, а такт у него отсутствует наверняка с рождения, но вот это было слишком даже для него. А если… Если сделать наоборот – нагнуть Шерлока, хотя бы на этом столе, и отодрать его хорошенько, потому что заслужил и потому что, чёрт возьми, давно этого хочется… Шумно втянув в себя воздух, Грег резко осадил понёсшуюся вскачь фантазию. Шерлок не мог говорить серьёзно, отношения и секс его не интересовали в принципе. Это либо часть какого-то его очередного эксперимента, либо их снимает спрятанная где-то скрытая камера, чтобы у Шерлока имелся на него компромат, и на Грега можно было повлиять.

О втором не хотелось даже думать.

– Ну ты и сволочь, Шерлок, – выдохнул он, откидываясь на спинку стула. Тот же, по всей видимости, ждал другую реакцию, потому что недовольно поджал губы и заметил:

– В отличие от тебя я ценю своё время. Я консультирую Скотланд-Ярд уже почти год, Лестрейд, ты должен уже знать мои методы и догадаться, что я откинул несколько промежуточных звеньев и преподнёс готовый результат. Если, конечно, это слишком для твоего понимания, я могу перечислить всё вещи, на основании которых сделал такой вывод…

– Да уж, сделай одолжение.

– Мы оба – взрослые и занятые на работе люди, считаю, нет смысла отвлекаться на ухаживания и прелюдии. Ты хочешь меня, а я не против.

Это прозвучало даже расчётливее и жёстче, чем Грег мог надеяться, и сразу же отрезвило его. Вот он, Шерлок, во всей красе – логика и анализ в чистом виде. Никаких эмоций, привязанностей и прочей ерунды, только удовлетворение физиологических потребностей и ничего больше. Громко и резко выдохнув, Грег сообразил, что не заметил даже, как задержал дыхание. Угораздило же его. Всё-то Шерлок замечает. Грег перед самим собой только недавно признал, что Шерлок ему симпатичен, а тот уже сделал в уме выводы и пришёл с предложением. Поправка – с деловым предложением, не стоило об этом забывать. И всё равно, ситуация выглядела настолько невероятной, что Грег не придумал ничего лучшего, как съязвить.

– Надо же, оказывается, порой и твоё тело требует к себе внимания.

Шерлок, кажется, начал терять терпение.

– Ещё одно слово, Лестрейд, и…

– Да ладно тебе, зато я хоть теперь знаю, что ты нормальный мужик из плоти и крови. – Он осёкся и добавил уже гораздо менее уверенно: – Если только это не один из твоих безумных опытов и из твоего кармана не торчит, например, ручка с миниатюрной видеокамерой.

– Не торчит, – с неожиданной хрипотцой ответил Шерлок. – По части шпионажа в нашей семье спец мой брат. А если ты так уверен, что мне нужна твоя запись в компрометирующих условиях, то согласись, на этой записи я бы выглядел не менее глупо, чем ты.

Грег согласился. Его изголодавшееся за полгода вынужденного, из-за работы, целибата тело почти мгновенно, как у подростка, отозвалось мощным стояком, из-за которого, видимо, кровоснабжение мозга вообще прекратилось, потому что Грег искал подвох и никак его не находил. Шерлок редко когда выглядел более серьёзным, чем сейчас. Да какой же он серьёзный: глаза блестят, зрачки расширились от возбуждения, губы – кто ж посоветовал ему постоянно облизывать свои чёртовы губы?! Но прежде оставалось одно дело, которое нужно было уладить.

– Ладно, хорошо, я понял. – Он попытался собрать в одну кучу остатки здравомыслия и, сделав глубокий вдох, наконец сумел сформулировать вопрос. – Почему я? Почему сегодня, почему ты вообще решил, что я тебя не пошлю на все четыре стороны и не упрячу за решётку по обвинению в домогательстве? Это эксперимент, да, Шерлок?

Память, подбирая доказательства, услужливо подсунула картинки недавних столкновений с Шерлоком. Ещё же до вчерашней выходки, когда чаша терпения Грега переполнилась окончательно, тот уже вёл себя странно: язвил и говорил больше обычного, обращаясь исключительно к Грегу, вообще нарывался… О. Теперь стало ясно, на что и почему.

– А кто говорил про свою асексуальность?

– У меня нет абсолютно никакого пристрастия к сексу, – высокомерие в голосе Шерлока зашкаливало, – но это не означает, что физиологические реакции так же легко подавить. Я испытываю некоторый дискомфорт уже несколько дней…

– Весна.

– На высокоорганизованного человека смена времён года повлиять не может! Не в весне дело, я проверял.

– Да каким образом… – начал было Грег, но под зверским взглядом Шерлока умолк.

– Моя функциональность снижена на четверть, и мне надоело уже отвлекаться во время расследования на не стоящие моего внимания вещи. И отвечая на твой вопрос – ты вёл себя аналогично, Лестрейд, так что не догадаться было трудно.

Как именно Грег себя вёл и в чём уподобился Шерлоку, для него так и осталось загадкой. Шерлок же, видимо, считал, что всё настолько очевидно, что не стал утруждаться объяснениями.

– Не похоже, что ты хоть чуточку разбираешься в людях, Шерлок, – он с трудом подавил разочарованный вздох. Правда же, Грег знаком с ним уже год, пора бы привыкнуть, а не ждать чего-то… чего-то. – Иначе бы хорошенько подумал перед тем, как подкатывать ко мне таким образом.

– Я никогда не говорил, что знаю что-либо о человеческой природе.

– О, значит, ты у нас сейчас за двумя зайцами гонишься? Это и долгожданный трах, чтобы снять напряжение, и эксперимент на тему «Люди на примере Грега Лестрейда»?

Грег посмотрел на Шерлока, отметил его снова ставшее непроницаемым лицо и усмехнулся: Господи, да ведь он, кажется, прав, впервые за всё их знакомство он в чём-то обставил Шерлока, что… Может быть, с самой крохотной вероятностью, Шерлок ещё никогда и ни с кем… Усилием воли Грег заставил себя вышвырнуть все идиотские мысли последних минут. В самом деле, что это он? Ему на блюдечке с голубой каёмочкой преподносят хороший трах, о котором потом не стыдно будет вспомнить.

– О, ладно, слушай, просто забудь, что я тут наговорил, хорошо? – сглотнув, предложил Грег, видя, насколько напряжён Шерлок. – К тебе или ко мне?

С заминкой, словно ещё сомневаясь, Шерлок ответил, что к Грегу, но потом проворно вскочил на ноги и до самой машины не отставал ни на шаг. Оказавшись на пассажирском сиденье, он, наплевав на возможных прохожих, тут же полез к Грегу с поцелуем и целовался потрясающе, уверенно и бесстыдно, так что последние мифические сомнения в вопросе, девственник он или нет, отпали окончательно. Но так даже в разы лучше – не нужно будет осторожничать. Шерлок накрыл ладонью его пах, чуть надавил, потёр по всей длине, и Грег застонал ему в рот, беспомощно пытаясь развести ноги шире.

Оторвавшись от него, как напившийся крови вампир, Шерлок, сверкая ошалевшими от возбуждения глазами, облизнулся, и Грег едва не взвыл.

– Уймись, или мы так никуда не уедем.

По глазам того отчётливо читалось, что Шерлок ничего не имеет против секса в машине прямо на муниципальной парковке; Грег тоже не имел ничего против, зато имели его спина и должность инспектора в Скотланд-Ярде – и то, и то хотелось и дальше иметь в целости и сохранности после этого дня.

Неожиданно сложно оказалось даже просто ехать с Шерлоком на соседнем сиденье: он не хотел ждать, сначала неотрывно смотрел на Грега и ласкал пальцами его ладонь, лежавшую на рычаге переключения передач, а в конце концов решительно перегнулся через сиденье и принялся нащупывать его ширинку. Грег в тот момент задохнулся руганью и от неожиданности едва не надавил на педаль тормоза, но остановить Шерлока в его безумных попытках сделать минет прямо по дороге даже не подумал. Наверное, не хуже его сошёл с ума. Пальцы Шерлока, быстро справившись с молнией на его брюках, накрыли вставший член под тканью трусов, снова надавили – Грег, не выдержав, застонал и краем уха выхватил недовольное ворчание Шерлока по поводу слишком компактных автомобилей, больших рулей и слишком близко сидящих к ним водителей. Как они добрались до его дома, при этом никуда не врезавшись, Грег, если честно, не очень-то понимал, да и не хотел забивать этим голову.

Ввалившись в прихожую, Грег пинком закрыл дверь, и Шерлок вцепился в него снова, бешено целуя и шаря руками по его груди, бёдрам, задирая рубашку. Стаскивая с Шерлока пальто, Грег сердито рыкнул – это оказалось не таким уж и лёгким делом, потому что тот ни секунды не мог постоять спокойно и помочь; пришлось толкнуть его к стене напротив, и Шерлок, звонко стукнувшись затылком, вскрикнул и запрокинул голову, уронив руки вдоль тела. Сдёрнув наконец с него верхнюю одежду, Грег приник к его шее: с наливающимся синяком засоса Шерлок выглядел бы правильнее, и поэтому он чуть прижал зубами неожиданно нежную, без намёка на парфюм, кожу и с силой втянул в себя. Тот протестующе вскрикнул, упёрся коленом ему в бедро, отпихивая, схватил за волосы … Грег улыбнулся, когда у Шерлока это не получилось.

– Слишком короткая стижка! – выдохнул Шерлок недовольно.

У него ещё оставались силы соображать, и это упущение немедленно нужно было исправить. Грег рванул его рубашку в стороны за воротничок, и пуговицы выстрелили в разные стороны словно мелкокалиберные пули. Дальше не позволил пиджак, о котором Грег как-то забыл. Пиджак полетел на пол, сверху его накрыло пальто Грега, которое Шерлок содрал совершенно безжалостно, и, распалённый, потерявший всяческий контроль, сумасшедше жался к нему, жалил поцелуями губы, шею и ключицы. Продолжая жадно целовать его, Грег протолкнул колено между его ног и задрожал от того, как Шерлок послушно расставил их пошире, отдавая власть над собой в его руки. Кажется, вопрос, кто сверху, решён. Осталось самое главное – понять, где можно нагнуть Шерлока, потому что очевидно же – до спальни они не доберутся.

– Шерл… – член стоял крепко, до боли, и Грег лишь потому не спешил стягивать с себя трусы, что боялся кончить в этот же момент. – Можно… здесь… прямо?

Ответом Шерлока стало то, что он позволил развернуть себя лицом к стене и прижался к ней щекой, ища точку опоры. Наполовину сдёрнутая рубашка застряла у него на локтях, ограничивая движения, и Грег, заметив это, шумно вздохнул. Неосознанно он воплотил в жизнь одну из самых фееричных своих фантазий – почти обездвиженного, изнывающего Шерлока, который мог только подаваться Грегу навстречу. Положив руку ему на бедро, другой рукой Грег нащупал пряжку его ремня, наконец расстегнул и потянул брюки вниз вместе с бельём, обнажив восхитительно бледную, без единого изъяна кожу. А ведь Грег был уверен, что у Шерлока обязательно будут шрамы, с его-то образом жизни – и на несколько секунд он даже залюбовался остро очерченными, сведёнными лопатками и поджарыми ягодицами. В этот момент Шерлоку, видно, надоело ждать: он упруго оттолкнулся от стены плечом и, прогнувшись в пояснице, сильней прижался к Грегу.

– Ма-а-ать, – выдохнул он Шерлоку прямо на ухо, невольно подаваясь навстречу чужому движению.

Из-за шума крови в ушах Грег не сразу понял, что это произносит Шерлок. Шерлок никогда не называл его по имени, только «идиот», «инспектор» или «Лестрейд», видимо, у него где-то в гениальных мозгах совсем перекоротило, раз уж он решился на такую провокацию именно тогда, когда Грег вжимался в него своим членом. Торопливо справившись со своим ремнём, он приспустил брюки – слава Богу, Шерлок додумался слегка отодвинуться, иначе бы его бездумно отодрали прямо так, без смазки и подготовки. Что он там продолжал бормотать в промежутках между вздохами и постаныванием, Грег почти не слышал, отдаваясь ощущениям. Его член мазал по пояснице Шерлока, и на его бледной коже головка казалась багровой и ужасающе огромной, заставляя фантазировать, как вскоре Шерлок, узкий и тесный, будет сжиматься вокруг него, заходясь стонами.

– Чёрт, смазки нет, – выдохнул Грег, урывками оглядываясь в поисках чего-нибудь подходящего.

– Н-не надо, – Шерлок как будто всхлипнул, но собрался с силами и выговорил уже быстро и чётко: – Я подготовился.

Не поверив, Грег на пробу облизнул палец, ввёл в него и шумно вздохнул, едва подавляя желание задвигать рукой в сильном, рваном темпе. Много смазки, достаточно, и мышцы растянуты… Шерлок во всех смыслах подготовился. Как же это на него похоже.

– Прости, что без резинки, – выдохнул он куда-то в спутанные волосы Шерлока, абсолютно мокрые на затылке, и, помогая себе рукой, начал входить.

Шерлок издал низкий горловой стон, в котором угадывалось больше удовольствия, чем боли, и выгнулся, почти уронив голову Грегу на плечо.

– Не вздумай останавливаться.

Команда прозвучала сквозь сжатые зубы, где-то между выдохом и стоном, Грег не представлял, как у Шерлока это получилось, но ослушаться не мог. Чертыхаясь, он продолжил проталкиваться сквозь инстинктивно сокращающиеся мышцы, ладонями скользя по груди Шерлока, помня, что от первых болезненных секунд лучше отвлекать. Шерлок дышал громко, с надрывом, едва ощутимо дрожа, и замер, только Грег вошёл до конца, по самые яйца.

– О, Бо-о-оже, – выдохнул Грег, уткнувшись в его плечо. – С ума сойти.

Следовало немного подождать, дать им обоим отдышаться, привыкнуть, но Грег чуть двинулся назад, пару раз медленно толкнулся, вырывая из Шерлока новый протяжно-сладкий стон, и… Всё. Крышу сорвало окончательно и бесповоротно. Шерлок полыхал, горел: всхлипывал и вскрикивал, отставляя задницу; наслаждение мешалось с восторгом, сплавлялось в нечто безумное, что заставляло двигаться быстрее, слушая, как Шерлок воет, не в силах получить такое нужное для себя удовольствие. Рубашка всё ещё сдерживала его движения, и, прижатый щекой к стене, вдавливаемый в неё с каждым новым толчком, Шерлок никак не мог прикоснуться к себе – а Грег, мазавший ладонями по его поджарому животу с узкой полоской чёрных волос, намеренно не касался его члена. Напряжённое тело под ним отзывалось на каждый толчок, каждый удар, Шерлок подавался назад, продляя удовольствие, когда Грег отстранялся, и особенно хорошо было войти в него тут же, резко, обрывая его движение, прижимаясь грудью к его спине. Задыхаясь, Шерлок поднимался на цыпочки, сжимался до умопомрачения и, совсем, видимо, утрачивая связь с реальностью, надрывно хрипел и стонал, подстёгивая Грега двигаться ещё жестче, вдалбливаться в него почти безжалостно.

– Чёрт, Шерл-лок!... – простонал он, накрыв крепко стоявший член Шерлока, и тут же ощутил, как судорожно сжались его мышцы.

В пальцы ударила теплая, вязкая жидкость, и Шерлок, испустив жалобный стон, обмяк. Грег инстинктивно толкнулся ещё раз, другой и кончил сам, обессиленно наваливаясь на него, прижимая к стене.

***
Разумеется, всё это закончилось ничем. Наутро, не дожидаясь звонка будильника, Шерлок сбежал – Грег проснулся в своей постели один, ощущая лишь приятную опустошённость и ломоту в пояснице. В общем-то, он и не рассчитывал на что-то большее, чем секс на одну ночь, а потому не испытывал ни сожаления, ни горечи. Секс был отменный, а возможность увидеть Шерлока настолько открытым эмоционально, не контролирующим себя – дорогого стоила. Грег даже готов был смириться с его особо ядовитыми высказываниями, которых, как он считал, вскоре получит немало: Шерлоку вряд ли понравилось, что Грег видел его слабую сторону, и он точно должен был попытаться восстановить столь нужное для себя равновесие, естественно, хлёсткими и болезненными замечаниями.

Однако, к его удивлению, даже по прошествии недели (ужасно большой срок для такого человека, как Шерлок) ничего не произошло. Да, Шерлок по-прежнему щёлкал преподносимые ему дела-загадки как орешки, во всеуслышание комментировал личную жизнь Андерсона и Донован (Грег всерьёз полагал, что если его подчинённые и дальше будут так скрежетать зубами при каждой встрече с Шерлоком, в стандартную медицинскую страховку для сотрудников Скотланд-Ярда нужно будет добавить услуги стоматолога), поносил умственные способности стражей порядка и всё. Результаты эксперимента, как полагал Грег, его порядком разочаровали. Шерлок потерял контроль, сделался уязвимым и, видимо, не смог найти ответ ни на один из тех вопросов, которые его мучили. Ну, зато потребности тела его больше не беспокоили.

Будь Грег на его месте, то был бы рад уже этому – что можно всецело сосредоточиться на работе. Потому что у самого Грега концентрироваться получалось всё хуже, когда в поле его зрения оказывался Шерлок. В голову лезли глупые мысли, а что было бы, если … Если бы Шерлоку понравилось (а ему понравилось, точно), если бы он согласился сделать секс частью своей повседневной жизни, если бы… Учись Грег ещё на первом курсе колледжа и по пьяни переспи на вечеринке с симпатичной девчонкой, воображать себе продолжение было бы приемлемо и объяснимо. Но Грег думал так о Шерлоке, который рассматривал сексуальное влечение как досадную помеху своему нормальному функционированию и самую малость – как область для научного исследования. Если уж он не собирался меняться, то Грег ради него – тем более.

В конце концов, он тоже имел право рассматривать произошедшее между ним и Шерлоком как эксперимент по выяснению того, может ли Шерлок быть хоть чуточку человечным. Может, но просто не желает.

Так что оба их опыта провалились.


«Через двадцать минут у тебя», – гласило смс от Шерлока, пришедшее Грегу, когда он уже садился в свою машину.

«Какого чёрта?» – яростно настрочил он в ответ, со злости даже не сразу попав ключом в замок зажигания.

Или не провалились?

«Исследователь никогда не удовлетворится результатами одного опыта. Нужно повторить».

– Ах, нам нужно повторить! Теперь это так называется!

Грег дважды перечитал сообщение, сжимая телефон с такой силой, как будто хотел, чтобы он выскользнул из чехла, как банан из кожуры. Только у Шерлока могло хватить наглости спустя неделю полного игнорирования заявить о себе вот таким вот способом – послать смс, как если бы ничего не случилось. Только он мог подумать, что кто-то другой может думать о сексе и отношениях точно так же, как и он сам.

– О, Господи, – выдохнул Грег, прислоняясь лбом к рулю.

И только Шерлок мог знать, на что в его случае нужно надавить. «Повторить». Повторить вовсе не означает продолжить, это означает – ещё один раз и всё, точка. Ещё одного раза точно будет достаточно, чтобы успокоиться. А если нет? Если, наоборот, станет хуже, Грега захватит чувство собственничества, и он не сможет уже отпустить Шерлока?

«Иди к чёрту. Я сегодня ночую на работе».

«Лжёшь», – немедленно пришёл лаконичный ответ, и Грег застонал. Конечно, лжёт, тут бы и Андерсон понял.

– Знаешь что? – рыкнул он в трубку, едва Шерлок ответил на вызов. – Я не собираюсь становиться твоей игрушкой и потакать каждому твоему капризу. Достаточно того, что ты командуешь на месте преступления, мне и так это дорого обходится. А для таких экспериментов поищи кого-нибудь другого!

– Ты ведь понимаешь, – на удивление терпеливо выслушав его, начал тот, – как тяжело найти новый подходящий объект для исследования с такими высокими показателями совместимости со мной?

– Что? Что за чушь ты не… – Грег замер, не закончив предложения, осознавая смысл, скрытый за грубоватыми словами.

– Для корректной оценки эксперимент обычно повторяют неоднократно, до тех пор, пока не получают стабильный результат. Полагаться на единственный опыт ошибочно, потому что его итог может быть смазан множеством факторов, как, например, негативные эмоции из-за проигранного суда. Так я еду, Лестрейд?

Неоднократно. Неоднократно – всё равно что «сколь угодно долго», а дальше… А дальше Грег разберётся, когда придёт время.

– Запасной ключ в поддоне цветочного горшка у двери.

– Знаю.

@темы: Жанр: драма, Жанр: романс, Рейтинг: NC-17, Тип: слэш, Фанфик

Комментарии
2016-03-20 в 20:42 

What can i do
Думай о галактиках, бэби, они не подведут. (с)
Очень горячо и трогательно, спасибо за отличный текст:squeeze:

   

Sherlestrade

главная