18:20 

Время останавливается

Сашка О.
Он смотрел на меня со сдержанным скудоумием (с)
Автор: Сашка Огеньская
Название: Время останавливается
Пейринг: Шерлок, Лестрад
Дисклеймер: отказываюсь без раздумий. Я - скромный пользователь и не знаю слов любви, но люблю.
Саммари: решила собрать в одном сообщениий все миниатюры и рассказы, так или иначе написанные про взаимоотношения Шерлока и Лестрада. Большей часть, старые, но есть и относительно новое. Обвалился "Фикбук", автор в поике новго пристанища.
Миниатюра номер раз "Человек в черном пальто и с бородой".
Юный Шерлок только-только ушёл из дома, из-под навязчивой опеки старшего брата. Поиск места в жизни, первое дело, знакомство с Лестрадом.
Первым делом Шерлок обошёл все углы своего нового обиталища (места жительства, приюта, конуры) и узнал о предыдущих жильцах массу неприятных и непонятных вещей. Люди эти были ужасны — они курили прямо в комнате и тушили окурки о край стола. Они работали на заводе рыбных консервов, поэтому комната пропахла горклым жиром и селедкой. Они занимались сексом (самое омерзительное человеческое занятие из всех известных) на единственной в комнате кровати и готовили еду на маленькой электрической плитке — её люди забрали с собой, когда съезжали, но от плитки на столешнице остался бледный прямоугольный след. Они часто ссорились и выясняли отношения с помощью кулаков и подручных материалов, и странно, что не поубивали друг друга окончательно, учитывая сколы на краях столешницы и ножках стульев. Очевидно, кто-то из них имел привычку ронять мебель в доказательство своей правоты. Жуткие люди.
Таким образом, в распоряжении Шерлока имелись теперь два шатких стула, кровать с голым матрасом, на котором раньше спаривались прежние жильцы, стол, заляпанный жиром и прожжённый окурками, маленький холодильник, старый гардероб с двумя непарными носками, лампочка в тощем абажуре под потолком, оконные шторки в цветок ромашку и само окно с видом на помойку. Кроме того, домохозяйка неожиданно предоставила новому постояльцу ключи от запасного санузла.
Шерлок поглядел в окно, увидел копошащегося у мусорных баков субъекта тридцати трёх — тридцати пяти лет, страдающего алкоголизмом, и подумал, что ему самому еще повезло находиться в этой омерзительной комнате, а не на помойке внизу. Ведь могло случиться, что денег совсем не оказалось бы.
Подумав так, Шерлок аккуратно сел на краешек кровати и достал список. Он, разумеется, никогда не принимал спонтанных решений, поэтому заранее составил список всех дел, которые придется делать самому, живя отдельно. В списке первым пунктом значилась необходимость навести порядок в комнате, чем Шерлок и занимался четыре с половиной часа. Для первого раза дело оказалось довольно интересным, но в целом скучным, поэтому юноша заподозрил, что вряд ли в будущем станет заниматься уборкой слишком часто. Следующим в списке значился поход в продуктовый магазин за покупками. Список Шерлок расписал для себя подробно, заранее узнав в Сети среднюю стоимость продуктов и рецепты самых простых блюд. Он всегда был неприхотлив в еде и решил, что сумеет питаться яичницами, беконом и яблоками достаточно долго — до тех пор, пока не научится готовить что-нибудь еще. Кроме того, стоило купить газеты объявлений.
После магазина следовало заниматься поисками работы, но было уже слишком поздно, чтобы звонить потенциальным работодателям, поэтому до темноты Шерлок думал о доме и Майкрофте, а после застелил кровать и лёг спать. Спать он, впрочем, не рассчитывал, поскольку знал: на новых местах люди обычно нервничают и ворочаются с боку на бок, обдумывая всякие вещи из своих довольно скудных биографий.
Но неожиданно заснул, увидел короткий сон про химические уравнения реакций разложения от простых ко все более сложным, и сном остался доволен, а проснулся рано, около пяти утра, и сразу же принялся за дело.
Из газет он выписал самые подходящие вакансии, как-то: разносчик пиццы (молодой человек, 18-23 года, образование любое), модератор молодёжного форума (молодой человек, 18-25 лет, образование не ниже среднего), уборщик придомовых территорий (молодой человек, от 18 лет, без образования). Были и другие, но Шерлок здраво рассудил, что начинать следует с чего попроще, учитывая...
И начал.
Разносчиком пиццы проработал ровно день, хотя ему даже понравилось. Интересная работа: разнести десяток коробок по разным адресам. Разные районы, разные люди.
Номер один — розовая дверь (пошло, но интригует), женщина среднего возраста, расплывшаяся, как свинья, в оборочках, рюшах и кружевах.
— Добрый день. Пицца, мэм. Но, кажется, лучше бы вам питаться овощами и зеленью. А ваш любовник давно уже не только ваш...
Номер два — царапины вокруг замка, довольно глубокие и выраженные. Коврик из «Теско» (гипермаркет, дешевые товары, семейные покупки). У обладателя квартиры лицо стандартное, словно бы тоже из «Теско». И высыпавшие в холл дети — типовые, одинаковые, подобранные по возрастам.
— Пицца, сэр. Третий чужой, кстати. Строение черепа, понимаете? Тем более, вы ведь большую часть времени...
— Иди к чёрту!
Номер три — девушка. Студентка, но долго не продержится — наркотики. Пока что легкие и не каждый день. Что-то случилось... Да, скорее всего, её бросили. Как банально. Она стоит на пороге в одной футболке, мятой и не очень длинной, из-под подола виднеются серые трусики, голые ноги худы и исцарапаны.
Ничего не говорит — открыла дверь и смотрит. Но сейчас она не под кайфом, глаза нормальные, взгляд внимательный и неприятный. Улыбается.
— Ваша пицца, мэм.
Молчит.
— Пицца...
— Скажите, — медленно, растягивая слова, выговаривает. — А ваша фирма оказывает необходимые услуги одиноким девушкам? Гвоздь прибить или...
— Простите... Возьмите пиццу. И распишитесь, пожалуйста. И не принимайте больше наркотики. Это у вас из-за них. Неадекватное поведение, я имею ввиду. Вы сами потом пожалеете.
— Придурок!
Четвертый заказ выполнить Шерлок не успел — отозвали.
Начальница в красном платье и туфлях-лодочках была рассержена и смущена одновременно, поэтому не знала, в каком тоне с Шерлоком говорить. И стала шипеть и шелестеть.
— Ты! — прошипела. — Зачем ты наговорил людям гадостей? Зачем одной клиентке сказал, что она толстая, второй — что наркоманка, а третьему — что он растит чужих детей? Ты понимаешь, что это клевета, и что меня из-за тебя могут затаскать по судам?!
— Нет, — замотал головой Шерлок. — Я всего лишь посоветовал есть больше овощей...
— Псих. Кому нужны твои советы? Твое дело — отдать коробку и взять деньги. Всё! — прошелестела. — Уволен. За этот день получишь пять фунтов. Проваливай.
Шерлок пожал плечами — он и не думал, что у него всё получится с первого раза. Просто нужно идти дальше. А пять фунтов — это один день жизни.
Он пошёл, а на перекрестке полицейский лет тридцати бежал за субъектом лет двадцати пяти, высоким и сутулым (скорее всего, программист, неженат, без вредных привычек, и непонятно, чем он мог привлечь внимание служителя закона). Но полицейский бежал далеко и не имел никакой возможности догнать нарушителя, а Шерлок — имел. Поэтому подставил тому подножку, но упасть не позволил, подхватил и прижал к стене, и тут уже внимательно рассмотрел. Пойманный глядел затравленно — расширившимися от ужаса беззащитными глазами за толстыми стеклами очков, — и не пробовал высвободиться. Оружия при нём не было.
— Спасибо, сэр... позвольте... — подоспел полицейский, тряся наручниками.
— В чём его подозревают? — поинтересовался Шерлок. — Он не походит на преступника...
— Тем не менее, сэр... Ограбление. Ювелирный магазин. А теперь позвольте...
— Нет. Погодите. Этот человек — программист в мелкой фирме. Законопослушный, как дрессированная крыса. Он даже улицы переходит всегда только в положенных местах...
— Вы его знаете? — заинтересовался полицейский, и Шерлок рассмотрел внимательно теперь уже его.
— Нет. Но он не виновен, это точно. Поглядите на его руки! У него туннельно-запястный синдром от постоянной работы с клавиатурой, очки на пять или шесть диоптрий! Он просто физически не может ограбить даже овощной магазин, не говоря уж о ювелирном!
— Вы кто такой?!
— Шерлок Холмс. А вы идиот. У вас сын, жена на последних месяцах беременности вторым, квартира куплена в кредит, и вам очень нужна премия. Но вместо этого вы гоняетесь за невиновными людьми, а настоящий грабитель сейчас, вероятно, сидит в магазине под видом уборщика и ждёт, пока уедет полиция.
Полицейский — черноглазый, видимо, итальянских кровей, но давно перемешанных с английскими — поник.
— Это какой-то фокус? Меня разыгрывают? Снимают скрытой камерой?
— Нет.
— Тогда как вы узнали?
— Про вас? По куртке и брюкам. Они постираны и выглажены очень тщательно, что говорит о наличии жены. Но шов у кармана разошёлся — у вас привычка складывать руки в карманы. Зашит неаккуратно, крупными стежками, значит, зашивала не жена, а вы сами, но вы не в разводе. Следовательно, жена не может зашить, но гладить в силах — это не болезнь. Скорее всего, беременность, поскольку я слышал о суеверии, запрещающем женщинам перед родами шить и вышивать. Глупости, конечно. Дальше — куртка на вас уже не новая, требует починки, а нынче не принято вещи зашивать, их предпочитают выкидывать и покупать новые. Полицейские получают, как я слышал, неплохо. Значит, какие-то постоянные крупные траты. Очевидно, кредит?
— Сын? — слабо поинтересовался полицейский, начисто позабыв о подозреваемом. Подозреваемый, впрочем, тоже забыл о полицейском, а таращился на Шерлока.
— Тут просто. Вы уронили чек из магазина игрушек. Машина и вертолет. Покупки явно не для девочки. И поднимите его — на улицах не мусорят.
— Мистер Холмс, вы... кто?
Шерлок ничего не ответил, потому что на этот вопрос ответа не знал. Обдумал ситуацию. Взвесил все за и против. Достал блокнот и карандаш, нацарапал номер.
— Вы не могли бы мне позвонить, когда найдёте настоящего преступника? Я думаю, что он будет находиться в магазине до позднего вечера. Я бы просто хотел убедиться...
Полицейский выглядел так, будто его стукнули о стену головой, но листок принял. А Шерлок развернулся и ушёл. За спиной щёлкали наручники, полицейский говорил программисту:
— Ладно уж, давай сюда паспорт. Я тебя отмечу. Но имей ввиду, если только...
Позвонил только через день, как раз в момент, когда Шерлока уволили со второй в его жизни работы.
— Лестрад. Сержант Лестрад, — представился. — По поводу ограбления ювелирного магазина, помните? Вы были правы, мистер Холмс. Всё сошлось. Спасибо. Послушайте, тут такой парень, взяли с поличным, но его дружки ушли...
И тут стало не до поисков работы.
На целых пять дней. Шерлок купил себе карту города и тут же заучил наизусть. Совершенно случайно познакомился с Джулией, которая в прошлые месяцы жила на Чолмли Роуд, а теперь перебралась на Килбурн Хай-роуд, поскольку на прежнем месте завелся настырный полицейский, который постоянно гонял Джулию со всех парапетов, на которые она только пристраивалась с гитарой и шапкой для монеток. А однажды даже забрал в кутузку, когда ему показалось, что Джулия подрабатывает проституцией в неположенном месте. На самом деле ничего такого.. Проституткой Джулия не была точно, и к тому же играла на струнном инструменте, что возбудило в Шерлоке чувство душевного сродства.
Уже не случайно, а целенаправленно узнал Уайта, который и двух слов не мог сказать, не снабдив их связкой из матерного выражения, был практически слеп, зато на слух определял не только расстояние до упавшей из кармана монетки, но и её номинал, а по звуку шагов узнавал рост, вес и пол человека. И обещал научить этим фокусам «прикольного чувака» Шерлока.
Забавно: от Уайта несло кислым помоечным духом, но общаться с ним было проще, чем с бывшими однокурсниками и даже с матерью.
А Скотланд-Ярд изнутри походил на термитник. При видимой бестолковости отдельных субъектов, при кажущейся безалаберности суеты — дела раскрывались, убийцы находились, воры садились за решетку. Сержант Лестрад ютился в крохотном закутке, оторванный от остального полицейского мира лишь сероватой ширмой. В этом мире вечно стояли табачный дым и бумажный шелест, перестуки клавиатур. Лестрад протаскивал Шерлока через суету, вполголоса ругаясь и беспрестанно повторяя:
— Это со мной. Важный свидетель.
За ширмой ронял в кресло и совал стопки бумаги, исписанной убористо и мелко. Шерлок погружался в них с головой. Дела напоминали ему бесконечные уравнения со множеством неизвестных и нетривиальным набором корней. Решения усложнялись неявным уровнем достоверности данных, неточностью формулировок, зашкаливающим количеством идиотизма на квадратный фут.
— Почему никто не догадался посмотреть её книги?! А джинсы? Джинсы на убитом — фирменные? Очевидно, что его переодевали уже после смерти! Чёрт! Он производит впечатление человека, носившего дешевки из сток-центров?! Идиоты.
— Простите, Шерлок, это обычно не приходит в голову... — покаянно соглашался сержант. — А где вы учились? Это ведь не полицейская академия.
Всё вместе: совершенно новый, изнаночный Лондон, оригинальные, необычные знакомые и туповатый, но старательный и благодарный сержант Скотланд-Ярда — напоминало Шерлоку сказку. Не приторно-сладенькую из детской книжки, а словно бы специально для Шерлока скроенную, почти идеальную.
Но, как и любая сказка, эта закончилась. Через пять дней, получив по носу от последнего из «дружков» давешнего грабителя, Шерлок бы выдворен из участка под предлогом необходимости отдохнуть и с туманным обещанием «позвонить, если будет что-то интересное».
Шерлок возвратился в унылую комнатушку, обнаружил, что кошелек его истощился на двести фунтов и тоскливо осознал, что оплачиваемую работу следует искать. И срочно.
Мысль о возвращении домой пришла и ушла.
Снова попытки стать разносчиком или продавцом билетов на аттракционы в парке, газет в уличном киоске, разнорабочим...
Несколько удачных дней (или, если уж быть точным — ночей) смотрителем в музее археологии.
Шерлок Холмс как таковой никому не нужен. Городу нужны крепкие руки и быстрые ноги. Не то чтобы у Шерлока с этим были проблемы... Просто он в себе ценил мозги.
Заработанные сорок фунтов — неделя жизни на хлебе, яичницах и молоке. Двести фунтов в запасе. Работы нет.
Вернее, Шерлок на ней не может удержаться.
Шерлок Холмс никому не нужен.
Сто двадцать фунтов.
Шерлок Холмс — негодный работник.
Сто фунтов.
Шерлок Холмс...
Неожиданный звонок из Скотланд-Ярда. Не помочь нельзя, потому что тоска-тоска-тоска.
Минус пятьдесят фунтов.
— Слушайте, вы где-то работаете? — спрашивает Лестрад. — Или?..
— Какая разница?
— Я не настаиваю, не хотите — не отвечайте. Просто любопытно.
Подслушав разговор двух толстых женщин на перекрестке Риджентс и Оксфорд Стрит, отправился на биржу труда. Раздавал листовки. Не помогло.
Снова звонок от Лестрада.
Последние фунты и три дня беготни по осеннему Лондону без зонта. Джулия чихала и надсадно кашляла, но познакомила с Большим Беном — крохотным существом неопределенного возраста и татуированным с ног до головы. Бен вывел на Алана, а уже тот — на банду педофилов.
Лестрад сиял, как свеженачищенная монетка.
В комнатушку Шерлок возвратился словно бы в тумане. Горло драло, мысли уплывали, слабость напополам с оцепенелым равнодушием валили с ног. Кое-как провернув ключ в замке, Шерлок потерял равновесие и уронил себя внутрь, но окончательно сознание не потерял и даже как-то прикрыл за собой дверь, дополз до кровати. И тогда уже упал в душный сумрак.
И была ночь.
И утро.
И даже день. Невесть какой по счёту. Шерлок лежал на мятых мокрых простынях в одной рубашке и пытался сообразить, когда ел в последний раз.
Не сумел.
Опять подумал, что никому не нужен. Вспомнил, что ушёл из дома сам и возвратиться никак нельзя. И нельзя позвонить Майкрофту.
Сел и заплакал. То ли от слабости, то ли от жалости к себе.
Потом заснул.
Проснулся от скрипа.
— Было не заперто, — пояснил человек в черном плаще и бородатый. Подтащил к кровати стул и сел. — Простите, мистер Холмс.

— Кто вы? — слабо пробормотал Шерлок, хотя и сам видел, что человек состоит в директорате какого-то финансового предприятия. — Что вам нужно?
— Предложить вам работу. Мне вас порекомендовал брат. Говорит, это вы спасли его от тюрьмы по обвинению в ограблении ювелирного магазина. Но ваш адрес я узнал у сержанта Лестрада. Сержант назвал вас детективным гением.
— Вам нужно, чтобы я проследил за вашей женой? Или за дочерью? — с отвращением поинтересовался Шерлок, раздумывая перевернуться на другой бок и пробовать заснуть. От пришельца пахло ванилью и кофе. Запах сводил с ума.
— Вы действительно исключительно хороши, — заметил человек. — Я — Майкл Тёрнер, член правления консалтингового акционерного общества. И я пришёл предложить вам интересное дело, от которого отказалась полиция. За солидное вознаграждение, разумеется. Но, кажется, сперва мне стоило бы предложить вам обед и пару таблеток аспирина.

Миниатюра номер два - "Клац-клац-клац"

Знакомство Лестрада со старшим братом "этого чудовища"

..Лестрад запомнил тот день до мелочей ещё и потому, что именно тогда отчётливо понял: ему суждено окончить свои дни в каком-нибудь современном бедламе. Потому что...
Потому.
Лило как из ведра, и хороший хозяин собаку бы из дома не выпустил, но инспектор Скотланд-Ярда ведь не собака, а маньяки (всех мастей маньяки, и те, что убийцы, и те, что возомнили себя консультирующими детективами) скверно разбираются в погодах. То есть — совершенно не разбираются.
И вот: дождь, пронзительный, мучительный ветер, от которого не спасает даже кашемировое пальто, глухая окраина Лондона, суета, стойкий запашок уборной и псих с ланцетом. Или скальпелем. Чёрт его знает, чем он там разделывает милых, хороших девушек, которым не повезло возвращаться с занятий поздно вечером.
И другой... не вполне нормальный человек, который позвонил получасом раньше в участок и спокойненько этак сообщил, что маньяк сейчас залёг в подвале дома по Пемброк-роуд, и если полиция не поторопится, то или этот человек сам сделает за неё работу, или вместо одного нового трупа полиция получит два.
Ругаясь на чём свет стоит, Лестрад, естественно, прыгает в автомобиль и под завывания сирен мчит по указанному адресу. Потому что на два трупа писать в два раза больше отчётов, чем на один, а совсем не затем, что этот не вполне нормальный человек для Лестрада хоть что-то значит. В конце концов, у Лестрада есть свои дети, которым небезразлично, возвратится ли отец с работы своими ногами или в деревянном ящике.
На месте выясняется достоверно то, о чём инспектор смутно догадывался и ранее — Шерлок Холмс, гражданский, юнец без чувства самосохранения, направился осуществлять задержание опасного преступника самостоятельно.
Причём Лестрад это сразу видит, с первого взгляда на аккуратно вскрытую дверь подсобки какого-то магазина. Готовясь узреть худшее, он сбегает по ступеням вниз, в скользкую затхлую темноту, принюхиваясь и прислушиваясь, сжимая в потной руке пистолет... Но пахнет прелыми овощами без примесей крови, а слышит он только свое тяжёлое дыхание и шарканье подошв собственных ботинок по деревянному полу. Отдавая по рации распоряжения, он обнаруживает дверь во внутренний двор, в какие-то дебри и тупики изнанки Лондона.
И — мелькнувший вдали синий шарф.
Живой. Пока живой.
Минута или полторы бега. Повороты, кирпично-слезящаяся рябь в глазах.
Вот оно.
В очередном тупике плотный мужчина в чёрной кожаной куртке и чёрных же перчатках наступал на Шерлока, размахивая узким блестящим лезвием.
— Стоять! Полиция! Руки вверх! — заорал Лестрад дико и страшно.
Мужчина рефлекторно обернулся, делая лезвием сложное движение, Шерлок замахнулся кулаком, метя маньяку в скулу, но — чёртова слякоть! — поскользнулся, пропуская движение лезвием. Тогда Лестрад выстрелил. Клац... Осечка! Чёрт! Клац!.. Слишком много осечек для хорошего пистолета, а ведь «Глок» — хороший пистолет, а ещё говорят, что... где.. Бах! Закладывает уши... Догадался, что чудовищно опоздал. Но...
Маньяк взвыл, зажимая плечо, роняя себя и лезвие в грязь. И тут как раз подоспело подкрепление (вовремя!), и Шерлок не корчился на земле (живой, придурок проклятый!), а стоял, привалившись спиной к кирпичной стене, и, видимо, никак не мог отдышаться.
...где две осечки, там и три. Две уже было. Выкинуть к чёртовой матери этот «Глок»! Чуть человека не зарезали!
Словно бы из воздуха выскочила бригада медиков, а Лестрад теперь спокойно подошёл к виновнику окончательной и бесповоротной будущей седины инспектора Скотланд-Ярда и с чувством, счастливо хлопнул того по плечу:
— Чучело ты! Без бронежилета, без пистолета попёрся! А если бы он тебя зарезал?!
В ответ Шерлок зашипел сквозь зубы, а Лестрад с удивлением уставился на свою ладонь, мокрую от дождя (это понятно) и алую от свежей крови (откуда?!).
Он снова чертыхнулся, глянул в лицо детективу и тут только сообразил:
— Это... твоё первое ранение? Совсем первое?! Эй, медика сюда! Тут ещё один раненый!
Шерлок медленно кивнул, с удивлением потрогал собственное плечо, пробормотал:
— А мне не больно. Совсем ничего не чувствую, — и сел в грязь. — Пальто испортил...
Медик нашёлся быстро, даже не один — целая бригада медиков. Подхватили и утянули Шерлока в нутро своей машины, минут двадцать что-то с ним делали, пока Лестрад носился как угорелый, злясь на всех подряд за нерасторопность, на себя — за тупоумие, на маньяка — за идиотизм всей ситуации, на Донован за то, что женщина, на Андерсона за то, что судмедэксперт, а здесь ведь никто пока не умер, так зачем здесь судмедэксперты?... На это чудовище — за то, что какая-то тряпка тому кажется дороже собственной шкуры.
Посреди всего безобразия инспектора деликатно подёргали за рукам и спросили:
— Простите, сэр, а что нам делать с пациентом?
Грегори заметил синюю униформу медпомощи, собирался было возмутиться: ну, положим, за своими подчинёнными он периодически доделывает работу, но теперь ещё объяснять совершенно чужим врачам, что им делать с пациентами?! Но сдержался и только спросил:
— С которым?
— С тем, который жертва, — блекло улыбнулась молоденькая совсем докторша, довольно симпатичная, но измотанная бесчеловечно. — По-хорошему, его нужно госпитализировать, понаблюдать пару дней, сделать рентген...
— Так и делайте, что нужно. Я-то здесь причём? — удивился Лестрад. Однозначно, выполнять за медиков их работу он не нанимался.
— Он отказывается ехать. Говорит, что сейчас намерен идти домой и заниматься какими-то там экспериментами, — докторша выглядела искренне огорчённой. — Формально мы должны его отпустить, если он подпишет отказ от медицинской помощи. Но знаете, люди в шоке не всегда понимают, что делают... Был бы кто из родственников, но он утверждает, что в Лондоне у него никого нет.
— Идиот, — буркнул Лестрад. — Ладно, я сейчас поговорю с ним.
Впрочем, оказалось, что говорить уже поздно, впору разнимать. По-прежнему мертвецки бледный Шерлок, нагой до пояса и задрапированный в одеяло наподобие римской тоги, с пеной у рта доказывал дюжему медбрату, что именно сейчас встанет, скинет это вот долбанное одеяло и уйдёт. Да, и извольте возвратить пальто! Медбрат доказывал, что его мускульная сила не позволит такому безобразию свершиться. В ход уже шли эпитеты и метафоры не самого пристойного содержания, некоторые неизвестные даже Лестраду идиомы.
— Тихо! — гаркнул взвинченный инспектор. Две пары глаз заблестели на него злобно. — Шерлок, заткнись и делай, что сказано. Вы же, доктор, имейте ввиду: я не знаю возраста этого молодого человека и не уверен, что он совершеннолетний и полностью дееспособен. А это значит, что до выяснения возраста и личности, а так же и для проведения лечения его следует поместить в клинику, а пока установить круг родственников.
Шерлок аж затрясся.
— Чёрт! Да провалились бы вы все здесь! Идиоты! Чего вы прицепились?! Не отпустите, да? Принципиальные нашлись? Принципиальные идиоты, красота! Хорошо же!.. Нужны вам родственники, сейчас будут. Брат сойдет? Старший?
Откуда-то появился телефон.
— Майкрофт? Да. Прекрати. Забери меня отсюда. Откуда? Пемброк-роуд... Срочно! Нет, доктора мне не надо. Тут их и так слишком много. Со мной? Царапина. Тебе не кажется, что сейчас не время? Нет. Я бы тебе не позвонил, сам знаешь...
Чёрный дорогой автомобиль появился через семь минут. Из него вышел человек такой высокопоставленной наружности и надменной внешности, что Лестраду сделалось стыдно за грязь под ногтями и захотелось вытянуться по струнке. Человек (несмотря на высокопоставленность, довольно некрасивый) быстро и презрительно оглядел место происшествия, кивнул каким-то своим мыслям и направился к машине скорой помощи.
— Майкрофт Холмс, — резковато сообщил. — А вы — детектив-инспектор Скотланд-Ярда Лестрад. Так что, считайте, познакомились. Я полагаю, инспектор, что мой младший брат до сих жив исключительно вашими стараниями?
Лестрад не нашёл, что ответить, испытывая при этом то же чувство, что и при недавних осечках. Эта, значит, третья будет... Сделалось неудобно. Почему — сам не понял. Но некрасивое лицо этого самого Майкрофта вдруг потеплело — всего на какие-то доли секунды. Потом, впрочем, снова проступила надменная брезгливость.
— В таком случае, спасибо. Ваше терпение явно тянет на медаль, а то и рыцарское звание. Шерлок, ты идти-то хоть можешь?
— Ступай к чёрту. Просто утряси формальности. С остальным я разберусь сам.
...Но самое главное: Лестрад познакомился с Майкрофтом Холмсом, старшим братом этого чудовища.

Миниатюра номер три - "Время останавливается"
Шерлок, изрядно потерявшийся в жизни после трагических экспериментов с нелегальными веществами, но уже жаждущий новыйх свершений.

Двенадцать тридцать восемь. Точнее, двадцать четыре тридцать восемь.
Короче... Да, точно. Тридцать восьмая... теперь уже девятая... минута после полуночи.
Такая уж ночь.
Бьётся об абажур лампочки пыльный, серый мотылек.
— Что с тобой происходит? — спрашивает инспектор, но без энтузиазма, а устало.
С Шерлоком ничего не происходит — это если со стороны не понятно. Он просто сидит на стуле перед инспекторским столом и пялится на пустую кружку инспектора. На кружке написано «Йоко Оно — моя первая любовница». Сорок минут первого. Они же — без двадцати час.
— Шерлок?
— А еще кофе можно?
— Хватит с тебя. Спать надо. Иди домой.
— Там есть ограбление. Явно что-то нечисто. Я чувствую. Не может быть всё так просто. Наверно, эта вдова...
— Шерлок, слушай. Иногда ограбления совершают люди с интеллектом ниже твоего пунктов на пятьдесят. Представляешь?
— Да. Идиоты, — криво улыбнулся.
— Так что езжай спать. Ничего в ограблении нет особенного. Попросить кого-нибудь тебя подкинуть?
— Подкинь мне дело. Еще одно.
Инспектор задрал рукав рубашки. Очень старательно вгляделся в циферблат часов (часов на кожаном хорошем ремне, серебрёного корпуса — явно подарок. От жены? Да, точно).
— Я заступил на дежурство в половине первого дня. Заметь, не прошлого. Позапрошлого. Ты подъехал к двум. Уже тогда особенно выспавшимся не выглядел.
— Плевать.
— Шерлок, что с тобой происходит?
На кружке маленький скол. Её уронили, но успели поймать. Почти успели. Скол все равно остался. Хотя она по-прежнему вполне функциональна.
— Мне нужно новое дело. Я вполне функционален. Дайте мне — и я тогда поеду домой.
— Ляжешь, обняв папку с делом вместо плюшевого медведя, и сладко заснёшь. Шерлок, у тебя был в детстве плюшевый медведь?
— Медведь?
— Ну да. Такой, знаешь... Плюшевый, — инспектор зевнул львино, с хрустом.
— Зачем?
— Ясно. У нас в соседнем кабинете стоят койки.
— Знаю.
— Ты можешь прилечь.
Одно и то же.
— Дело.
— Ты сам знаешь, что дел нет. А и были бы, так я не даю дел людям, прободрствовавшим более двадцати четырех часов подряд.
Кружка синяя. Буквы белые. Тринадцать папок. Все чёрные. В карандашнице восемь ручек. Одна красная, остальные синие. Жена инспектора снова не в духе. И ей совершенно не понравится, что муж опять задерживается на работе. Особенно если она узнает, что он задерживается исключительно из-за душеспасительных бесед. Появился новый судмедэксперт. Ай-кью уровня сенбернара. Сообразительного.
— Ты ведь никуда не пойдешь. Так и будешь сидеть. Потом отрубишься.
Шерлок покачал головой. Возможно. Если бы инспектор знал, как хочется отрубиться.
— Что? Отрубиться?
— Сказал вслух.
— Да, сказал вслух.
Инспектор встает. Потягивается, хрустит позвонками. Огибает стол. На столе есть маленькая корзинка для мусора. Совершенно неожиданно Лестрад оказывается близко — очень близко. Теплой рукой трогает за подбородок. В смысле, инспектор стоит, трогает, а Шерлок сидит, смотрит снизу вверх и не понимает. А инспектор очень аккуратно трогает и заставляет задрать подбородок. Это похоже на... это похоже на... Прошибает.
— Ты чист, — вдруг говорит Лестрад и отводит руку.
— Я чист, — послушно повторяет Шерлок.
— А хочется.
— Да.
Лестрад делает неожиданное.
Он... он...
Он кладет руку на плечо и гладит! По плечу!
— Нет!
Тогда время остановилось. За спиной у Лестрада часы сделали последнее судорожное движение стрелками и заткнулись.
Никому бы и в мыслях не случилось бы погладить Шерлока Холмса. Накатила слабость.
— Я...
Плечо стиснули.
— Я...
От руки пахнет сигаретами. «Ротманс», так себе.
— Я пойду. Я... спать.
Подошло блаженное — спать стало можно. Без страха и без желания уколоться.
— Не нужно дела. Завтра... завтра всё.
— Вот и молодец. Попрошу Томпсона тебя подкинуть. И сам поеду.
Лестрад не понял, что сделал. Сделал, а сам не понял.

@темы: Фанфик, Тип: джен, Рейтинг: G

Комментарии
2012-12-12 в 19:05 

~Натали
Людям с серыми глазами всё можно.
Ооо... :inlove:
Первое покорило уже вот этим: оконные шторки в цветок ромашку
Дальше - больше.
Второе и третье уже раньше читала, не помню где, но помню, что понравились.
Третье вообще уникальное. Ну вот правда.
Лестрад не понял, что сделал. Сделал, а сам не понял.
:inlove:

2012-12-12 в 19:09 

Сашка О.
Он смотрел на меня со сдержанным скудоумием (с)
~Натали, Шерлок такой Шерлок:) И цветок у него ромашка:)
А миниатюры вы, возможно, читали на Фикбуке. Я просто разбираю завалы. У меня много мини, но после падения фикбука и локальных проблем с компьютером я сама не знаю, где у меня новое, где старое, и где что лежит. Причем уверена, что этого добра у меня больше...
Спасибо!

2012-12-14 в 16:55 

Мирамина
маленький дружелюбный бронепоезд// несварение реальности
Сашка Огеньская, огромное спасибо вам за эти миниатюры! Они прекрасны все. Начала читать, желая растянуть удовольствие на подольше, но от них совершенно невозможно оторваться. Захватывающе, с настроением, с почти полным "эффектом присутствия". Признавайтесь, вы там были и записали всё, как видели, иначе я не знаю, как можно было достигнуть такой степени правдоподобия!)))

2012-12-14 в 17:01 

Сашка О.
Он смотрел на меня со сдержанным скудоумием (с)
Мирамина, ну... я там не была... Начала читать, желая растянуть удовольствие на подольше, но от них совершенно невозможно оторваться. Захватывающе, с настроением, с почти полным "эффектом присутствия".
Я их просто люблю.
честно. и они мне дороги.читать дальше

2012-12-14 в 17:06 

Мирамина
маленький дружелюбный бронепоезд// несварение реальности
Сашка Огеньская, :crazylove: вы сейчас окончательно добили мои вялые желания всё-таки поработать :D
Естественно, мне интересно, ушла качать и читать, спасибо!

2012-12-14 в 17:08 

Сашка О.
Он смотрел на меня со сдержанным скудоумием (с)
Мирамина, ой. простите:)

2012-12-14 в 17:21 

Мирамина
маленький дружелюбный бронепоезд// несварение реальности
Сашка Огеньская, ненене, никаких "простите", делайте так почаще, пожалуйста! Вы очень хорошо пишете)

2012-12-14 в 17:21 

Сашка О.
Он смотрел на меня со сдержанным скудоумием (с)
Мирамина, да, я делаю это часто. И постоянно. И со вкусом, и с радостью. Я - маньяк:)

2012-12-14 в 17:39 

Мирамина
маленький дружелюбный бронепоезд// несварение реальности
Сашка Огеньская, Я - маньяк нееееет. Вы - сокровище! :inlove:

2012-12-14 в 17:43 

Сашка О.
Он смотрел на меня со сдержанным скудоумием (с)
Мирамина, маньяк-сокровище?:) Редкостный маньяк, короче!

2012-12-30 в 18:24 

Tenshi no Koi
Ангельское терпение требует дьявольской силы воли
:buh: потрясающе...

2012-12-30 в 18:28 

Сашка О.
Он смотрел на меня со сдержанным скудоумием (с)
Tenshi no Koi, да? Спасибо:)

2012-12-30 в 21:07 

Tenshi no Koi
Ангельское терпение требует дьявольской силы воли
Сашка Огеньская, да) Читаю нагло стянутый Сборник :heart: очень)
Где-то уже встречала "Двадцать и ни минутой больше". И не знаю как передать, но упомянутый выше эффект не только погружает. Верибельность почти криминальная))))
Спасибо.

2012-12-30 в 21:14 

Сашка О.
Он смотрел на меня со сдержанным скудоумием (с)
Tenshi no Koi, сборник не нагло стянут:) Он выложен для свободного чтения:)
Кстати, готовится второй:)
Спасибо большое. Я просто люблю жить в текстах. Любых, путь даже и фиков иногда...

2012-12-30 в 21:35 

Tenshi no Koi
Ангельское терпение требует дьявольской силы воли
Сашка Огеньская, почитала бы и не фики :З
Все равно Шерлок у каждого свой, а оригинальные герои - свобода без оглядок на собственные штампы) Свежие :lip:
))))

2012-12-31 в 06:14 

Сашка О.
Он смотрел на меня со сдержанным скудоумием (с)
Tenshi no Koi, всё в Ваших руках - читайте:) У меня всё есть в дневе:)

2012-12-31 в 17:26 

Tenshi no Koi
Ангельское терпение требует дьявольской силы воли
   

Sherlestrade

главная